Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:57 

Anido_
Everything will be okay in the end. If it's not okay, it's not the end//Smart has the plans, stupid has the stories (c).
Продолжаю тащить фики с ЗФБ.

Что делать, если писать по фандому хочется, но ГГ стопроцентно нормально не выписать? Надо плодить своих собственных персонажей, муа-ха-ха :lol:

На самом деле, это уже почти традиция - я второй год подряд пишу по "Досье Дрездена"... И Гарри в фиках нет от слова совсем :lol:
Название: Охота
Автор: Anido_Lucifer
Бета: Estimada
Размер: миди, 7456 слова
Персонажи: Кэррин Мёрфи, ОЖП, ОМП
Категория: джен
Жанр: ангст, экшен, АУ
Рейтинг: R
Краткое содержание: Иногда приходится звать на помощь наёмников
Примечание: АУ серии "Досье Дрездена" - время действия где-то между "Переменами" и "Историей призрака" (если это вам о чем-то говорит)))
Дисклеймер: не претендуем на мир и персонажей
Размещение: запрещено без разрешения автора


В моей жизни было всего два правила : 1. Не высовывайся. 2. Внимательно пересчитывай деньги.

В мире, где большинство не верит в фейри, магию и прочую лабуду, предпочитая лишь с усмешкой читать гороскопы и зажимать уши, когда голодный тролль утаскивает ближнего их под мост, оборотню лучше не высовываться.

Магу-оборотню, если вы хотите уточнений.

Я не могу вызвать огонь или взмахом руки открыть все двери, но лучше не сталкиваться со мной ночью. Или не ночью.

Я не привязан к фазам луны, лишь к своему любимому ножу. Но я столько лет бегал в серой шкуре, что совсем не прочь провести в ней остаток своей жизни. Так даже проще.

Слишком многие хотели бы найти меня после стольких лет работы наемником.

Моя стая предпочитала не задумываться о различных моральных и невидимых эпитетах.

Мы — профессионалы в своем деле.

Освобождение заложников, захват заложников, ограбление, спасение, охрана — мы беремся за всё. Наши клиенты остаются в неведении относительно методов нашей работы, но обычно они и не спрашивают. Результат слишком хорош.

А мы не задаем ненужных вопросов им и не думаем — плохо или хорошо.

Иногда я спрашиваю себя, зачем вообще связался с остальными, но я половину своей немалой жизни был волком, а волкам нужна стая.

Ну, или что-то очень на неё похожее. Мне нужны те, на кого я могу срываться и грозно рычать и кого я буду защищать.

Семья в моем случае — совсем не выход. Я не могу долго жить на одном месте. Правда, не скажу, причина это или следствие моей кочевой жизни.

В Чикаго я ехать не хотел. Оскар, мой напарник и лучший друг, а также спец по информации и современным технологиям, давно предупреждал меня о том, что там творится что-то неладное. Или кто-то. Один слегка чокнутый и слишком ответственный колдун умер, и естественно, вся шваль, которая до этого обходила его территорию стороной, тут же рванула к теплому куску. Белый Совет — куча старикашек, которая мнит себя ответственными за магов всего мира — был слишком истощен войной с вампирами Красной Коллегии. В той заварушке мы успели побывать на обеих сторонах, и могу сказать честно, что методы и там, и там были ужасными. Но вампиры лучше платили.

Впрочем, сбежали мы до того, как успели оказаться на проигравшей стороне. Одэкота вывел нас окольными путями по Андам, и я даже позволил своим устроить небольшой отпуск на пару дней.

Конечно, мне не улыбалось оказаться в Чикаго осенью, но меня звала добрая знакомая. Я успел поймать Такеши, прежде чем этот мелкий крысюк смылся на собственные заработки, и выведать все возможные опасности.

Чужаку-волку дорого обходиться попадание на территорию, где делят власти. Но Такеши уверил меня, что пока там спокойно, буря придет чуть позже. Я не слишком люблю его, всё-таки мое обоняние остро реагирует на вечный запах помоев, но верить дохляку-нэдзуми1 можно. Если знать все его увертки. Но брать чашу из его рук я не буду даже после двадцати лет знакомства. Такеши — гений в том, что касается ядов. Одна его жертва умирала неделю, и вся округа не спала из-за воплей.

Я повел плечами, ещё раз осмотрелся и принюхался, прежде чем по ступенькам спуститься ко входу в бар. Моя связная предупредила, что тут нейтральная территория, но враги могли ждать и у порога.

Сам бар мне понравился — тихий, уютный, малолюдный. Пожилой мужчина за стойкой покосился было на меня, но я сразу заметил давнюю знакомую и направился к ней, всем своим видом демонстрируя добрые намерения.

— Ты всё хорошеешь, Гард, — я плюхнулся на стул рядом с ней. Она взяла мне пиво, за что я поблагодарил её коротким кивком.

Валькирия улыбнулась в ответ.

— Давно не виделись, Свят.

Я устало поморщился. Я слишком давно слоняюсь по свету, чтобы обыватели сходу вычислили мою родину, мой внешний вид также об этом не говорит. Даже когда я злюсь, не выдаю себя акцентом. Я — славянин. В годы моей молодости нас ещё не называли русскими. И не то чтобы я стыдился своей родины, но чем меньше обо мне знают, тем крепче я сплю.

— Я думал, что ещё столько же тебя не увижу.

— Считай, что тебе повезло, — она пожала плечами. Мы с Гард знаем друг друга давно и всегда предпочитали делить только убитых врагов, но не постель. У валькирий свои прибабахи в этом плане. Я сделал глоток, пиво было восхитительным.

— Ну, что на этот раз?

— Заказчик — не я, — подчеркнула она. — Моей знакомой могут понадобиться ваши услуги.

— Они дороги, знаешь ли, — хмыкнул я.

— Да, но вы того стоите. И будет лучше, если твою свору успеет перекупить она, чем её враги.

— У вас с ней союз? — я склонил голову к плечу. Валькирия не будет помогать кому-то просто так.

— Можно и так сказать, — скрипнула дверь, и Гард снова приветственно подняла руку. — Как ты представляешься сейчас?

Я не успел ответить на вопрос, изучая свою возможную нанимательницу. И надо сказать, там было что изучить.

Вошедшая женщина была миниатюрной, но всё в облике — от походки до скупых движений профессионала и холодных голубых глаз — говорило о силе.

Будь я проклят, если у меня не встал.

Волки любят силу. Это единственное, что мы любим.

В следующий миг сквозняк донес до меня её запах, и я нахмурился. Так-так, а это интересно. Другие волки?

Тем временем знакомая Гард придвинула стул и села рядом. Она осматривала меня беззастенчиво, оценивая и прикидывая что-то в уме.

— Сколько вы обычно просите за свои услуги? — сразу перешла она к делу.

— Зависит от того, что нужно делать.

— Найти и уничтожить.

Я назвал цену, слегка снизив свою обычную ставку, уточнив всё же, что конечная сумма будет зависеть от сложности задания. У нас была полоса успеха, так что можно позволить себе сделать подарок женщине. Моя клиентка коротко кивнула.

— Меня это устраивает. Гард говорила, что ваша команда — одна из лучших.

— Да, мэм. Но мы предпочитаем работать в стороне от Совета в силу узкой специализации. Как скоро нам стоит преступить?

— Не позднее завтрашнего вечера.

Я пожал плечами.

— Хорошо. Скажите, к чему нам стоит готовиться.

Обе женщины коротко переглянулись.

— К фоморам2.

Я тихо присвистнул. Не знаю, чем моя клиентка могла насолить им, с другой стороны, это не моё дело. Новое приключение обещало быть интересным.

— Понял, мэм. Как с вами связаться завтра?

Она написала номер.

— Меня зовут Мёрфи. Это всё, что пока вам стоит знать.

Я миг помедлил, выбирая имя из своих многочисленных личин, но что-то не позволило мне солгать.

— Друзья зовут меня Свят, мэм. Вы можете звать меня так же.

***

— Нет, ты с ума сошёл! — скрестил руки на груди Оскар. Глядя на этого невысокого парнишку со смышлеными глазами, мало кто может предположить, что его возраст исчисляется веками. Оскар был вторым, кто присоединился к моей стае. Он не любит драк, предпочитая шевелить мозгами. Оскар — полукровка-фейри. Понятие не имею, кто был его родитель, но превращается наш спец по технике в филина. В бою это не пригодится никак, но зато Оскару нет равных в ночной разведке.

— Фоморы! Ты издеваешься? Они в своё время задали трёпку сидхи, и даже почти их победили. Война тогда была нешуточная. Фоморы, да будет тебе известно, отлично изменяют плоть с помощью магии.

Оскар полезен тем, что в отличие от меня и других членов стаи, предпочитает проводить своё время за книгами и следить за событиями в мире.

— Да брось, — я терпеливо укладывал вещи, стараясь не обращать внимание на дразнящие запахи с кухни. — Мы уже и так жиром заплыли, только и знаем, что занимаемся пустяками.

— Эта твоя подружка никогда ничего хорошего нам не советовала, — продолжал упираться парень. — Я тебя прошу, Свят, отмени заказ.

— Нет, — коротко бросил я. — Лучше найди всё на нашего нового нанимателя.

На пороге моей комнаты возник Фатхи и тихо позвал ужинать, помогая мне прервать спор. Фатхи и Кула — близнецы и совершенно разные при этом. Если Кула энергична и шумна, то Фатхи тих и скромен. Я до сих пор не понимаю, как он может совмещать намазы по пять раз в день со своей сутью колдуна-оборотня. Они с Кулой — балтангины3. Насколько я успел узнать, отец Фатхи, добропорядочный мусульманин, воспылал страстью к неграмотной девушке из небольшой деревеньки и пропустил мимо ушей все предостережения о колдовских корнях семьи. Зря он не слушал. Дед Фатхи обучил внука не только кузнечному делу, но и способам превращения. Фатхи мне нравился с первой встречи, а вот его взбалмошную сестрицу мне хотелось придушить. Мы с ней подрались в первый же раз, когда оба приняли звериное обличье. Обычное дело при определении главного. После той памятной драки, которая стоила мне нескольких сломанных ребер, Кула никогда не посягала на мое место вожака, но создавала проблемы иным путем. Она до сих пор не бросает попыток затащить меня в свою койку. Но я слишком хорошо знаю, сколько мужчин удостоились её благосклонности, чтобы поддаться.

Вот и сейчас Кула не просто поставила передо мной тарелку с едой, но и ласково провела по волосам рукой, склонилась к уху и медленно выдохнула.

— Я скучала по тебе...

Я нетерпеливо повел плечами и переключил внимание на Одэкота. Он — это тот самый образ, который появляется в голове любой девочки-подростка, один из тех, кого называют горячими. Если вы зайдёте в комнату, где он сидит, то заметите и запомните только его. Но при этом Одэкота молчалив. Он отлично слышит и может говорить, но предпочитает язык жестов. Насколько мне известно, Одэкота — последний балам4. И я до сих пор не знаю, как и где он научился этому искусству. Одэкота — самый младший среди нас. Мне и моей стае повезло случайно перехватить его под самым носом Стражей Белого Совета. Не знаю, может быть серьёзный латинос и предпочел бы стать сторонником светлых сил, но пока он не делал попыток сбежать от нас.

— Кула, ты отнесла еду Нэо-сама?

Несмотря на то, что я — тот, кто находит работу и рычит, заставляя всех шевелить лапами, а Оскар — наш мозг, сердце стаи — это Нэо-сама. Она — кумо5, и это о многом говорит. Мне кажется, что когда в Англии только появился первый друид, она уже была старой. Нэо-сама редко обсуждает мои решения, но я буду оборачиваться каждый раз, если она обронит хоть слово о том, что стоит быть внимательней. Нэо-сама никогда не ошибается, а её магия так сильна, что она способна одним движением пальца уничтожить всю стаю.

— Конечно, — оскорбилась девчонка. Кула боится Нэо-саму с самой первой встречи.

Я быстро съел свою порцию и поспешил к наставнице. Мне многое хотелось обсудить с ней.

В комнате Нэо-самы царил привычный полумрак. Мы всегда выделяем ей отдельную комнату, в какой бы глуши и как мало денег у нас бы не было.

Она сидела в кресле в обычном темном кимоно и работала. Нэо-сама любит вязать. Я сел у её ног и неторопливо рассказал о новом заказе. Она ни разу не прервала меня, но я видел, что в полуприкрытых глазах мелькнул огонек интереса.

— Ты хорошо сделал, что решил помочь, — прошелестела Нэо-сама. Её пальцы привычно двигались, плетя изумительно красивое кружево. — Ей нужна наша помощь.

Она вдруг протянула ко мне свою тонкую руку и опустила на мою ладонь замысловатый узелок.

— Отдай ей это при следующей встрече.

Я удивился. Подобные узелки есть у каждого в стае. Но мы ни разу не пользовались ими и, честно говоря, я до сих пор не понимал, зачем они. Хоть инстинкты подсказывали мне, что их нельзя назвать безделушкой. И это был первый раз, когда Нэо-сама давала свою защиту чужаку.

Но кто я такой, чтобы возражать кумо? Мне оставалось только кивнуть и про себя заметить, что точно также как Нэо-сама неожиданно проявила интерес к новому делу, так и я не смог солгать этой Мёрфи.

***

На новое место мы перебрались быстро. Кочевая жизнь учит сводить все необходимые вещи к минимуму.

Небольшой пустующий склад на окраине города мне понравился: с одной стороны, не вызывает внимания лишний раз, с другой — не на столько удален, чтобы вызвать то самое внимание внезапным наплывом людей. В нем было довольно просто разграничить рабочее и жилое пространство. Мёрфи сама нашла его и показала второй выход на другую сторону складского ряда. Это был первый случай в моей карьере, когда клиент недвусмысленно собирался оставаться с нами всё время. Я попытался отговорить клиентку, но та резонно заметила, что если она платит, то может позволить себе капризы.

Моя стая вопросов у неё не вызвала, даже на появление Нэо-самы она отреагировала полным спокойствием. Но её глаза удивленно распахнулись, когда Оскар открыл свои ящик и стал собирать собственную портативную систему.

— Я думала, маги не в ладах с электроникой.

— Сильные маги, — кивнул я, гадая о том, откуда у неё появились такие знания. На самом деле я сильно преуменьшил способности членов своей стаи. — Но мы обычно не вызываем вопросов у техники, да и работает с ней только Фил.

Если своё имя я решил не скрывать, то подставлять других мне всё же не хотелось. Весь внешний вид Мёрфи говорил знающему человеку, что она — бывший коп. Самая большая проблема с копами-пенсионерами в том, что они всегда забывают что ушли с работы. И их связи, конечно же. Полицейские помогают друг другу. Если я не боялся быть обнаруженным в сети, то остальных старался беречь.

Мой ответ удовлетворил клиентку. Она попрощалась с нами, обещая вернуться позже. За время её отсутствия мы развили бурную деятельность: собрали лабораторию для Такеши, раздобыли карты города и подняли архив по всем странным и непонятным делам, собираясь нагрузить всей этой бумагой Оскара. Позже Фатхи занялся системой охраны дома как от обычных, так и от магических врагов, а мы с Кулой и Одэкота поделили район на части и отправились на первую разведку, пока в облике людей.

Город мне не понравился. И дело было не в мелком холодном дождике, обложивших все небо свинцовых тучах и ветре. Я почти физически ощущал что-то неправильное в воздухе.

Это как на охоте уловить неприятный сладковатый душок от падали, которую никак не увидеть в густых зарослях.

Больше всего мне не нравилось, что найти источник я так и не смог. Пока я внешне бесцельно слонялся по городу, мне всё время приходилось подавлять желание вскидывать голову и принюхиваться в надежде и правда найти чьи-то останки. В конце концов я зашел в небольшой бар. Обычные люди даже при всем своем неверии тоже могут реагировать на подобное вмешательство в их жизнь.

В баре было странно неуютно, хотя горел свет, а народу было много. Нет, с этим городом явно что-то не так.

На обратном пути я отметил на мысленной карте города как минимум пять мест, которые лучше обходить стороной. Проблема была в том, что не они были нашей целью.

Кула и Одэкота согласились с моей оценкой и отметили на развернутой карте Чикаго места, которые не понравились им. Ночью мы проверим их в первую очередь.

Наступил короткий период свободного времени. Такеши и Оскар о чем-то шушукались, Фатхи продолжал бормотать заклинания и что-то чертить, Кула дремала, а Одэкота читал.

Я любил такие минуты. Они наиболее близки к тому ощущению семьи, которое я могу вспомнить.

Сработал тихий сигнал оповещения, и Фатхи тут же сообщил о возвращении нашей нанимательницы. Внешне она почти не изменилась, только рюкзак за плечами стал больше, а полу куртки оттопыривала кобура, но я, медленно потянувшись, уже понимал, что грядет разговор.

Так и случилось. Не прошло и пяти минут, как Мёрфи попросила меня выйти наружу. Я с усмешкой согласился, хотя понимал, что для чутких ушей моих ребят это не будет проблемой.

Осеннее солнце торопилось сесть. Мёрфи прислонилась спиной к стене гаража и смотрела на багряный шар. Она была вымотана до предела, и не столько физически, сколько морально. Я молчал.

— Я кое-что разведала про вас, — коротко бросила Мёрфи, по-прежнему не глядя на меня.

Я пожал плечами.

— Вы — волкодлак, — медленно выговорила она незнакомое ей раньше слово.

— Верно, — кивнул я.

— И вы — один из старейших магов в мире, — это звучало почти как обвинение.

— Возможно, — легко согласился я. — Я не интересовался. В этом проблема?

— Я не знала, что приведу в свой город оборотней, — в её голосе звучали металлические нотки.

— Если вы узнали про меня, то знаете, что я не похож на других. Мы не добавим вам проблем, Мёрфи, мы только решим ту задачу, которую вы поставили, а потом исчезнем.Не думаете же вы, что Гард могла вас обмануть?

Впервые за весь разговор она посмотрела прямо мне в глаза. Я почти сразу напрягся и еле сдержал недовольный рык. Волку это не понравилось.

— Я уже ничему не верю, — сообщила она. — И никому.

— Поэтому и прячетесь от своих друзей с нами?

Её улыбка мне совсем не понравилась. Уж лучше слёзы и истерика, чем такая усмешка на губах женщины.

— Возможно, — она снова замолчала, явно не желая продолжать беседу в этом направлении. — Ещё мой осведомитель сказал мне, что вы, Свят, лучший из мечников.

— Этим я тоже не интересовался, — буркнул я, собираясь уходить. Вообще, Мёрфи — молодец. Не знаю, кто у неё в осведомителях, но она узнала про меня очень многое. Мне это не нравилось, я не люблю внимание к своей персоне, а из того, что я узнал про Мёрфи, она была одной их тех, кто всегда привлекал внимание.

***

Когда я услышал шум явно начинающейся потасовки из-за угла, то мысленно поблагодарил давно забытых богов за идею именно сегодня проследить за Мёрфи. В течение последних трех дней мы мало чего добились, но зато теперь могли с уверенностью сказать, где наших целей нет. Другое дело, что найти их временную базу у нас никак не получалось. Никто не любит проигрывать, и настроение у всех было, мягко говоря, не очень. Не могу сказать, что я сильно забочусь о своих клиентах, но этот случай был другим. Мёрфи явно собиралась работать с нами до конца, но иметь в союзниках человека на грани нервного срыва — удовольствие ниже среднего. Я заметил, что особенно сильно моя клиентка мрачнеет после своих кратковременных одиночных отлучек, и в конце концов не выдержал. Нет, если она хочет идти с нами, то должна быть сосредоточена, а не витать в облаках. Или, скорее, казнить себя в кругах ада.

Когда я вылетел из-за угла, трое одинаково одетых амбалов уже почти скрутили Мёрфи. Я мог сказать, что они точно не люди, если судить по запаху. Внешний вид моей нанимательницы мне не понравилось — слишком уж бледная. Она и до этого не блистала румянцем, но сейчас дело принимало слишком плохой оборот.

Появление высокого бородатого мужчины не произвело впечатление на нападавших, ровно до того момента, когда лезвие моего ножа глубоко погрузилось в шею одного из них. Если я и вынес что-то из многочисленных схваток с всевозможным существами, то это то, что не зная анатомии врага, лучше всего снести ему голову или ту часть тела, которая больше всего на неё похожа. Моя рука с ножом почти наполовину вошла в странно холодную плоть, снося голову врага с законного места. Мёрфи, бледная, с широко открытыми глазами, воспользовалась помощью и неловко присела, почти вырываясь из захвата и пытаясь спрятаться за дергающимся телом. Я подкинул нож, перехватил удобнее и вогнал в череп второго нападавшего. Раздался хруст костей, а потом противное чавканье. Не уверенный в победе, я нанес новый удар, а потом ещё один, пока зеленоватая жижа заливала мои руки. К счастью, последний оставшийся в живых не проявил рвения к бою, а предпочел как можно быстрее ретироваться.

Его побег едва не вырвал из моего горла недовольный рык. Инстинкт охотника подстегивал побежать следом, найти и загнать добычу, но короткий взгляд на с трудом шевелящуюся Мёрфи заставили меня передумать.

— Укол, — сумела прошептать она, когда я подхватил её под мышками и кое-как усадил у стены дома подальше от трупов. Вряд ли её хотели убить, скорее, просто обездвижить. Я глубоко вздохнул, вытирая руки платком и мысленно готовясь к следующей процедуре. Потом мягко, но сильно обхватил лицо Мёрфи ладонями, прижался своим лбом к её и закрыл глаза. Конечно, она попыталась вырваться и как минимум обругать меня, но я не обращал внимание, быстрым речитативом произнося заклинание. Помимо таланта к бою на мечах я был неплохим целителем. Конечно, лучше и проще, когда знаешь, против чего воюешь, но не всегда получается. Поэтому пока я просто делился частью своих сил, добавляя энергии Мёрфи. Потом у нас на базе её осмотрит Такеши, и я смогу помочь лучше.

Когда последние слова замерли в воздухе, я отстранился.

— Теперь попробуй встать.

— Что ты сделал? — упрямо спросила она. Стоять Мёрфи могла, но дойти до базы ей придется с моей помощью.

— Немного полечил, — сказал я, вставая и убирая нож за пояс. — Чуть позже продолжим.

— Как ты тут оказался? — спросила Мёрфи спустя шагов пять.

Чёртовы копы!

***

К счастью, Такеши быстро вычислил, что вкололи Мёрфи, и даже пожертвовал противоядие из своих запасов. Я увильнул от многочисленных расспросов, отправив большую часть стаи на место столкновения, наказывая найти все возможные следы. Кула получила длинный список покупок в магазине, Такеши отправился на очередную плановую разведку.

Когда стихли шаги Кулы, убегающей последней, я, выждав ещё минут пять для верности, только потом отправился на поиски Мёрфи и не сильно удивился, найдя её в той части гаража, которую мы отвели под тренировки. Я даже успел поставить тут туго набитый мешок и повесить грушу. Именно по ней Мёрфи и колотила всеми доступными способами. Я покачал головой, но ничего не сказал о том, как вредно так вести себя после недавнего отравления. Она — не из моей стаи. Я просто хочу успеть вправить ей мозги до настоящей заварушки.

Наконец, она нанесла последний сокрушительный удар ногой и устало опустилась на мат. Лучше бы она плакала, тоскливо подумал я. С сильными женщинами всегда одни проблемы...

— От тебя пахнем горем, — мягко заметил я, подходя ближе.

Ответом были полные негодования глаза.

— Заткнись, волк. Тебе какое дело?

— В моем роду было принято чтить женщин, и помощь им не считалась оскорблением, — сказал я, присаживайся рядом на корточки.

Мёрфи резко встала, явно не намеренная продолжать разговор, но у меня на этот счёт было иное мнение.

— Фил мне рассказал про него. Твой приятель начал войну с кровососами, взбаламутил почти всех, кого мог. Не могу сказать, что в этом было только плохое, но... Он был глупцом, — легко обронил я.

В следующий миг я увернулся от удара, отклонился от второго, кувыркнулся назад, вскочил на ноги и сам пошёл в атаку. Я знал, что так будет. Мёрфи пахла не только горем и болью, но и яростью. Ей хотелось сорваться на ком-то, но она не могла использовать своих друзей. Друзей, от которых сама же оградилась, считая, что поступает неправильно.

Зато алчный наемник подходил идеально.

Дралась она действительно хорошо. Мне даже пришлось попотеть немного, уходя от наиболее хитрых ударов. Мёрфи была ниже меня почти на голову, и только идиот мог решить, что у меня есть неоспоримые преимущества. Про себя я заметил, что вот с такой напарницей можно идти в бой хоть на толпу фоморов, но только без этого душившего её гнева. Она нервно прикусила губу, когда начала ошибаться, и я смог быстрым толчком почти уложить её на спину. Мёрфи успела перевернуться, но я не дал ей поймать равновесие и снова атаковал, легко сбивая с ног. В заключение я приземлился рядом, намертво зафиксировав два тонких запястья рукой. Рычание, сорвавшееся с её губ, сделало бы честь любому волку.

Я увернулся от пинка в живот, прижал коленом и рукой её ноги.

— Он был плохим вожаком, — упрямо сказал я.

— Он защищал нас!

— Он не научил вас защищаться самим. Он любил вас и не думал, что будет с вами после его смерти, — я медленно сел. — Моя стая знает, что делать, если меня не будет рядом. Они смогут выжить без меня. У них есть и навыки, и умения. Твой друг просто затащил вас в самую гущу разборок тяжеловесов и бросил.

И я видел, что частично Мёрфи согласна со мной. Она сердито мотнула головой, сохраняя упрямое молчание.

— Он затащил вас туда и бросил, — повторил я. — И в этом нет твоей вины. Как и в том, что ты — не маг, что ты не можешь решить проблему так, как он. Тебя вообще не должно было быть здесь.

— Я должна защищать людей.

— Допустим, но тогда тебе не должно быть стыдно за использование наемников.

Мёрфи села. Мы сидели в уютной тишине друг напротив друга. Я не ждал откровений или признаний, я не ждал слёз или оправданий. Мы знали друг друга меньше недели. Она будет молчать, она даже с друзьями молчит. И я не собирался рассказывать ей, как сам оплакивал свои потери, как чуть ли не сживал себя со свету, выматывая до предела. Но я знал, что переживает Мёрфи.

— Тебе не должно быть стыдно из-за злости на него, — я встал. — Он виноват. Мертвые не исправляют свои ошибки только лишь фактом смерти.

Она тихо усмехнулась и удивила меня, протянув мне руку. Я легко поднял Мёрфи, на мгновение позволив себе заглянуть в её глаза. Достаточно, чтобы одобрительно ухмыльнуться, и слишком мало, чтобы успеть заглянуть в душу. Это могут все маги: при первом обмене взглядов можно увидеть суть человека. Жаль, что это взаимно, я совсем не хотел показывать Мёрфи свою двойную суть.

— А в чем всё-таки разница между тобой и остальными оборотнями? — неожиданно спросила она. — Я встречала несколько разных, и мне никто особо не понравился.

— Даже те оборотни, которые часто тебя навещают? — я поспешил пояснить, чтобы не вызвать подозрений. — Я чую их запах на твоей одежде. Даже сейчас.

Мёрфи поправила одежду.

— То есть у тебя всегда есть возможность воспользоваться обостренными чувствами зверя?

— Просто я всегда зверь. Волк и человек одновременно, — решил всё-таки объясниться я. Может, это поможет лучше, чем бой. — Разница между мной и остальными в том, что сейчас называют психологией. Я не делю себя на волка и человека. Гексенвульфов часто захватывает то, что они называют звериными эмоциями. На самом деле, это исключительно человеческие эмоции, просто более ярко окрашенные. Другие оборотни могут забыться и навсегда стать зверями, потеряв возможность быть человеком. Я не могу.

Мёрфи молчала, обдумывая мои слова.

— Значит, ты гораздо опасней, — заключила она.

Я позволил себе усмехнуться.

— Не для клиентов.

***

Наши поиски увенчались успехом спустя три дня.

Сбежавший нападавший привел нас к той ниточке, которая доходила до логова фоморов. Стоит признать, что в это раз твари и правда проявили небывалую смекалку. Я изначально не рассматривал варианты рядом с озерами или канализацией как самые очевидные.

Сразу же отсекались и все причалы, а также старые подозрительные лодки. После долгих обсуждений с Мёрфи, постоянного прочесывания города и полумагических способов поиска, нам удалось выяснить, что базой фоморов стал старый, полуразрушенный спортивный комплекс, который власти города так и не взялись восстановить. Помимо большого числа залов в спорткомплексе предусматривался и бассейн, что как нельзя лучше подходил водным жителям. После ещё пары дней слежки мы примерно представляли себе число наших врагов: минимум шесть фоморов и примерно полторы сотни их помощников.

Такеши успел сварганить новый яд, который, по его клятвенным заверениями, действовал бы только на этих тварей и почти мгновенно. Оскар сумел раздобыть старые чертежи здания, и они вместе с Мёрфи разработали план по диверсии. Надо сказать, что после той драки наша нанимательница стала гораздо спокойнее и даже несколько раз тренировалась с нами. Может, ей помогало новое окружение, а может тот факт, что, когда она вдруг резко бледнела, моя стая тактично и бесшумно оставляла её в покое. Больше всего меня удивила Нэо-сама, которая несколько раз лично готовила некий отвар для Мёрфи и заставляла пить.

На все мои вопросы кумо лишь предлагала мне посмотреть на клиентку по-настоящему. Я отказывался. На протяжении всей моей долгой жизни я предпочитал отрицать свои способности, сконцентрировавшись лишь на одном аспекте. Я был оборотнем, я им родился, и я не хотел быть магом. Средневековье слишком сильно отвернуло меня от собратьев по дару.

Наконец, наш план был готов.

— Итак, нэдзуми, ты поедешь до места на баламе. Он оставит тебя на крыше. Твоя задача — передать шумовые гранаты нашему филину. Потом остаешься наверху и используешь свои дротики. Ты, филин, сбросишь бомбы и можешь помогать. Напоминаю всем: шума будет много, слуги фоморов ориентируется с помощью эхолокации. Мы должны их дезориентировать. Балтангины, ждёте у выходов, убиваете всех, кто пытается выйти, следите за тем, чтобы никто не вошёл. А вы, Мёрфи, добираетесь на мне, — я слегка поморщился. Мне стоило больших трудов уговорить её согласиться. Я заметил, что мы должны быть бесшумными, а использование магии может дать фоморам сигнал.— Надеюсь у вас много патронов.

— Только я наверху не останусь, — спокойно предупредила она, демонстративно доставая очки ночного видения.

— Как пожелаете. Пять минут на сборы и выходим.

Я отправился в наиболее удаленный уголок склада, разделся и со вздохом достал из своего рюкзака ошейник. Обычно я ношу его, когда бегаю по городам в волчьем обличии, но сегодня его придется одеть из-за Мёрфи. Не хочу, чтобы она цеплялась за шерсть.

Я воткнул в пол нож, сделал два шага назад, сосредотачиваясь, а потом прыгнул вперед, делая кувырок в воздухе. По телу разлилась привычная волна жара и судорог. На пол я приземлился уже в другом облике. Долгие годы практики привели к тому, что я с легкостью мог вносить нужные мне изменения. Обычно я предпочитаю избегать промежуточной формы, но сегодня без неё не обойтись. Больше всего сейчас я смахивал на киношных оборотней, что меня не радовало. Я похрустел когтистыми пальцами, слегка ослабил ошейник и вышел к Мёрфи. Моя стая ещё не собралась, поэтому я был единственным свидетелем её удивления. Опустившись на корточки, я знаком показал ей, что пора садиться. Мне хотелось проверить, смогу ли я легко двигаться с неожиданным наездником. Мёрфи с опаской залезла на меня, придерживая локтем пистолет-пулемет, аккуратно взялась за ошейник. Я встал и немного потоптался на месте, наклонился в стороны. Отлично. Шумов нет, мне ничего не мешает. В знак одобрения я с трудом показал большой палец.

Несколько мгновений спустя появился крупный ягуар с сидящим на спине Такеши. В отличие от Мёрфи, нэдзуми был опытным наездником, но тоже предпочитал страховку в виде ошейника. Балтангины появились мигом позже, Кула почти сразу попыталась тяпнуть брата за шею, но я грозно рыкнул на неё. Гиена прижала уши к голове и завиляла хвостом. Сверху недовольно ухнул филин.

Я осмотрел всех, мысленно ещё раз проговорил план и подал сигнал выступать.

***

Быть волком в городе — паршиво. Слишком много огней, слишком много запахов, слишком много шума, слишком много... людей.

В человеческом обличии я ещё мог несколько блокировать свои обостренные чувства, но в зверином приходилось страдать.

Я несся по крышам, легко преодолевая расстояния между ними. За моей спиной бесшумной тенью летел Одэкота. Наши гиены предпочли другой путь, им было неудобно забираться наверх. Я не боялся, что они заплутают, с ними был Оскар. Присутствие своей наездницы я почти не ощущал, полностью захваченный ощущением бега и свободы.

Я перемахнул на очередную крышу, быстро юркнул за трубы и на миг замер, позволяя себе посмотреть вниз.

Там кипела обычная жизнь. Кто-то смеялся, кто-то шёл с работы, некоторые уже успели набраться. Гудели машины, мигали светофоры, грохотала музыка из открытых окон.

Никто и не подозревал, что где-то над ними скрючилась темная фигура оборотня, наблюдавшего за всеми. Мне было привычно находиться на обочине обычной жизни. Скорее, тот мир, что сейчас лежал у моих лап, был мне чужд, но вот Мёрфи... Я отдернул себя. Это был её выбор. Она не родилась в мире магии, но пришла туда сама, сознательно. И какую бы сильную боль ей ни доставляло нахождение тут, она не отступится.

Мёрфи была бойцом.

Я слегка перевел дух, выбрал момент, когда на улице стало чуть менее многолюдно, оттолкнулся от стены и перелетел на другую сторону улицы.

Жаль, что нельзя выть.

Не сейчас.

Мы добрались до заброшенного спорткомплекса через сорок минут. Почти сразу ко мне на плечо спикировал Оскар, недовольно помотал головой, сверкая глазами.

Я принюхался, с трудом уловив запах двух гиен. Молодцы, нужную точку выбрали. Такеши соскользнул со спины замершего Одэкота и поспешно снял рюкзак.

Ягуар мотнул головой и первым исчез в черном проеме чердачного хода. Нэдзуми вручил филину несколько шумовых гранат.

— Подождешь пять минут и бросай, — ещё раз повторил он. Я кивнул, подтверждая его слова.

Такеши достал духовую трубку и дротики, проверил всё и тоже растворился в темноте. Я последовал за ним. Если верить карте, то рядом с этим выходом на последнем этаже был выход к балкону для зрителей. Именно там я и собирался оставить Мёрфи, а сам спуститься вниз.

Уже на подходе к балкону в мой нос ударила тяжелая смесь запахов — соли, гнили и плесени. Я еле сдержался от чиха.

Мои уши также уловили странный гул машин, топот многих ног и бряцание чего-то тяжелого. Очевидно, что фоморы собирались остаться тут надолго. Наконец, мы вышли на нужное место, и Мёрфи поспешно соскользнула с моей спины на пол. Она уже надела очки ночного видения, знаками показала мне, что выйдет на огневую точку. Я кивнул, бесшумно спрыгнул вниз и, пригибаясь, добежал до первых рядов ящиков. Думать о том, что было в них, мне категорически не хотелось.

Над головой пронесся Оскар, набирая высоту. Он долетел до середины зала и разжал лапы.

Первый выстрел почти бесшумно щелкнул ровно в тот момент, когда гранаты коснулись пола. Выпрыгивая из-за своего укрытия и когтями раздирая горло первой жертвы, я успел краем глаза заметить, как дернулась и упала высокая худая фигура в балахоне.

Ай да Мёрфи! Минус один фомор.

Я не видел, но знал, что на противоположном конце зала бесшумной смертью вырос ягуар. Одним из любимых приемов нашего "котика", видимо, в силу происхождения, было сдирание кожи с противника всеми своими когтями. При этом Одэкота мог действовать столь виртуозно, что жертва ещё долго оставалась живой и пыталась сбежать, хотя и оставляла за собой полупрозрачный след из крови и подкожного жира. Но в подобных стычках ягуар предпочитал сшибать головы врагам одним мощным ударом лапы.

Отвлекаться больше я не мог. На меня летели сразу два громилы. Я поднырнул под руки первого, пропустил его за спину и что есть силы лягнул, прыгнул на второго, вгрызаясь в его горло. Струя крови из артерии ударила прямо в мою глотку. Стремительно развернулся вокруг оси своей жертвы, защищая себя от первого врага.

Мои когти были последним, что он увидел в своей жизни. Я выколол ему глаза лишь мигом раньше, чем успел сломать руку и пробить грудную клетку.

Над головой что-то свистнуло, сзади раздались хрипы, а потом раздался глухой удар падения тела. Я рыкнул, благодаря Такеши.

Мне удалось серой молнией пролететь мимо трёх охранников фоморов, а потом обрушить на них одну стену из ящиков. Один погиб сразу, так и оставишь дергаться куклой с проломленной головой. Другому я сломал шею, третьему порвал горло. Мне не нравился вкус их крови, но что делать. Пасть и когти — вот мое оружие.

Где-то над головой проухал Оскар, и я стремительно упал на землю. Надо мной пролетел льдисто-белый светящийся шар.

На четвереньках проскочив мимо пары громил, я успел увидеть, как на полусломанный трамплин вскарабкался фомор. Остальные его друзья были вне поля моего зрения, но замысловатые жесты мне не понравились. Очень сильно не понравились.

Наблюдать долго я не мог, меня снова атаковали. Я юзом прошелся среди врагов, успевая рвать их лица острыми когтями и разрывая глотки. Одному я с разбегу вогнал обе лапы в грудь, сломав хрупкую преграду из ребер, добрался до лихорадочно стучавшего сердца и вырвал его. Неожиданно в нос ударил резкий соленый запах, а уши уловили странно знакомый всплеск.

Черт. Меня. Раздери.

Эта скотина на трамплине смогла переместить сюда кракена.

Всё, что обычно следует знать про кракенов сводится только к одному правилу: держаться как можно дальше от этого гигантского комка упругой плоти, щупалец и клюва. Свидетели их разрушительной деятельности обычно остаются в живых лишь из-за небрежности и лени морских гадов.

Я успел провыть два коротких сигнала, увернулся от одного могучего щупальца и толкнул громилу-охранника под удар другого щупальца. Раздался треск костей, пока кракен ломал свою первую добычу, сминая её как пластилиновую фигурку.

Недовольно зарычал Одэкота, и мой друг мигом позже приземлился рядом со мной. Мы с ним на пару умудрялись танцевать и уворачиваться от ударов громил и твари, наполовину вылезшей из бассейна. Но продолжаться так слишком долго не могло. Нас постепенно отжимали всё ближе к краю бассейна, когда Кула внесла небольшой переполох в толпу. На спине сестры в человеческом облике сидел обнаженный Фатхи. Он успел кинуть мне свой посох, который я не сразу сумел удержать в лапах.

— Свят, я постараюсь замкнуть круг! — прокричал мне балтангин. — Это может помочь.

Я едва успел кивнуть в ответ, отражая многочисленные атаки.

Кула исчезла за миг до того, как кракен неожиданно выбросил пару щупалец вперед и вверх.

Мёрфи, мысленно похолодел я. Они вычислили нашего стрелка. Она не могла перемещаться достаточно мобильно, как Такеши. Я успел размозжить череп одному громиле, пробив висок одним концом посоха, оттолкнулся и впился когтями в плоть кракена, пытаясь использовать щупальце как своеобразную лестницу. Он взревел и сбил меня с себя.

Я крепко приложился об стену.
Голова звенела, одна лапа странно похрустывала, но я заставил себя подняться и броситься вперед, прямо под падающий балкон и поймать Мёрфи.

Только когда я встряхнулся и поставил свою клиентку на ноги, понял, что только благодаря безумной атаке Одэкота мне это удалось. Ягуар висел на кракене, вцепившись в него могучими челюстями и, не обращая внимания на щупальца, безостановочно раздирал гигантского моллюска когтями.

Мёрфи вскинула пулемет и дала короткую очередь по кракену. Я подхватил с пола ближайший металлический прут, когда рядом упал сверху знакомый мешок, а между лап проскочила здоровенная крыса.

Мигом позже над своими вещами склонился нэдзуми.
— Пять минут, Свят! Я смешаю яд!

Я мог только яростно зарычать в ответ.

Пять минут Одэкота может и не выдержать, но других шансов пока не было. Я не верил, что замкнутый круг Фатхи сможет нам помочь в полной мере. Мёрфи пришлось отвлечься от обстрела кракена, так сильно обступили нас слуги фоморов. Вместе с ней мы смогли сдерживать натиск врага. Я понимал, что даже если Такеши спасет нас от кракена перевес сил слишком большой, но продолжал сражаться. Металлический прут не был так же хорош как меч, да и лапы не подходили для многих приемов, но пока я успешно ломал шеи, ребра, руки, пробивал черепа, не позволяя себе отступить и открыть Такеши. Особенно ретивые расставались со своими пальцами, которые я презрительно выплевывал им же под ноги. В голове всё ещё звенело, правый глаз заливало кровью, а дышать было непривычно трудно.
В общем-то я знал, что умру в бою, но не хотел бы, чтобы при этом погибли моя стая и клиентка.

Наконец, за спиной раздался писк, и я с облегчением присел, развернулся и мощным круговым движением расшвырял часть громил. Если бы у меня был меч, то они все остались бы корчиться на земле безногими червяками. Выросшая во второй раз из темноты Кула радостно накинулась на ближайшего атакующего. Её брат хладнокровно отбросил корчащегося врага, не имея возможности оторвать боевой шест от пола.
Со стороны бассейна раздался дикий протяжный вой кракена. Тварь дергалась, беспорядочно била щупальцами, и, кажется, её рвало. Фомор, до этого стоявший на трамплине, зашатался и, взмахнув руками, упал в воду.
Громилы, лишенные странной поддержки, усилили натиск, не давая мне прорваться к бассейну к ягуару.

Снова тихо затарахтел пулемет Мёрфи.
Она и правда взяла много патронов. Но даже гора тел противников не могла спасти нас от лезущих вперед врагов.
Я снова отступил, прикрывая Мёрфи, пока она перезаряжала оружие. Она тоже была ранена, я понял это, увидев капли крови на полу.
И тут меня словно обухом ударили по голове.
На полу были моя кровь и её. И я не мог сказать, где чья.
Это приводило к новому логическому шагу: у меня появилась сестра. Раньше именно так появлялись братья по крови — в бою, угодном богам. У меня уже давно не было родных...
Эта мысль на несколько секунд придала мне сил.

Я грозно зарычал, встопорщив шерсть на загривке. Ближайшему громиле не повезло: одной лапой я схватил его за горло, глубоко вогнав в его шею когти, второй схватил за дернувшуюся в защитном жесте руку. Я слышал, как начали скрипеть от напряжение мышцы и связки, как они, не выдержав напряжения, лопались с тихим звоном, будто струны. С почти неслышным звуком кость выскочила из сустава, влажно блеснув белизной в темноте, рвалась, расползалась кожа, из сосудов летели брызги крови.
Мои пальцы полностью погрузились в шею врага, не давая ему издать и звука, пока я отрывал ему руку.
Наконец, я отбросил мертвеца и бесполезную конечность в сторону. На самом деле прошло не так много времени.
Я смог разбросать ещё несколько врагов и успел заметить, как медленно вылез из бассейна окровавленный ягуар, когда в меня врезался очередной льдисто-белый шар.

Ощущение было как от сильнейшего удара током. Каждый мой мускул сокращался и судорожно дергался. Я даже не сразу смог осознать, что упал на пол: перед глазами мелькали вспышки, голова раскалывалась от боли, а уши наполнил громкий звон.

Когда я смог проморгаться, то понял, что дела мои плохи как никогда. Хотя громилы и отступили, ко мне приближались пять фигур.

Пять фоморов.
Я чувствовал, как перед глазами всё расплывается, но упрямо полз к ягуару. Я должен защитить его. А потом спасти свою сестру.

Когда одна из тварей схватила меня за горло, начиная душить, я даже не смог дернуться, настолько был обессилен. Я слабо бил лапами по воздуху, не желая умирать безвольным комком, когда вдруг снова оказался на полу. Круги перед глазами исчезли не сразу, но я чуть не оглох от воплей фомора.

Что за?..

От меня к нему тянулись тонкие светящиеся нити, и тварь визжала, билась в судорогах, пытаясь отлепить их, но лишь безнадежно запутываясь больше. Тонкая кожа фомора пошла пузырями, а потом начала плавиться, открывая мышцы и связки, в воздухе повис тяжелый запах вонючей поджаренной плоти. Один глаз твари лопнул с тихим звуком, оставляя свое вязкое содержимое на проступивших костях черепа.

Паутина! Фомор задел узелок из паутины на моем ошейнике.

За моей спиной раздался шум, и второй узелок взвился в воздух. Видимо, это Мёрфи смогла сорвать свой оберег с лацкана куртки. В полете он раскрылся в небольшую сеть, от которой оставшиеся фоморы рванули в стороны, как от гранаты, но лишь помешали друг другу. Ещё двое оказались облеплены этими странно невинными нитями.

А потом на мою голову легла знакомая тонкая рука.

— Ты сильно поранился, — несмотря на крики тварей и звон в ушах я четко слышал тихий шепот Нэо-сама. — Вам надо уходить. Вам всем.

Мне не хотелось возражать. Я с трудом встал, отмечая, что балам выглядит едва ли лучше меня и на трех лапах доковылял до Мёрфи, которая в изнеможении сидела рядом, ткнулся холодным носом в её ладонь, а потом мягко потянул за одежду.
— Иди, — кивнула Нэо-сама на её вопросительный взгляд. Мёрфи оперлась на мой загривок и послушно похромала к двери. Сзади с трудом плелся Одэкота. Кажется, только я заметил красный огонек в глазах Нэо-сама и уловил шепот сухих губ.

— Я так давно не ела...
Закрывая дверь, я старался не смотреть на изменившуюся тень на полу.

***

Мы выжили.
Задание было выполнено. Я смог вернуться на место боя только утром и подивиться тому, что в этой мясорубке, о которой напоминали только пятна крови на полу, смог выжить и вывести свою стаю.

Мне пришлось изрядно потрудиться, вылечивая Кулу, Одэкота и Мёрфи. Стая молча приняла мое стремление помочь клиентке.
Я про себя пока решил молчать и не огорошивать их. Нет, Мёрфи всё еще не была членом стаи. Она была роднёй, это другое.

Утром, когда я с тихим шипением и ругательствами обрабатывал собственные раны, меня нашла бравая полицейская. Некоторое время она следила за моими безуспешными попытками забинтовать плечо, потом молча забрала у меня бинт и сама закончила перевязку, после чего уставилась на меня. Я делал вид, что не замечаю.

— Вы могли погибнуть, — сухо сказала она. Её голос едва заметно дрожал от усталости. Мне сразу захотелось протянуть здоровую руку и потрепать её по волосам.

— Я знал, на что иду. Фоморы — опасные противники.

— Я не про заказ в целом. Я про то, что вы поймали меня, когда балкон разрушили. Вас могло придавить или вас мог задеть кракен.

— Или в меня могли попасть заклятием, как потом и случилось, — продолжил я. — Знаете, не в моем стиле давать погибать клиенту. Как я потом получу оплату?

Её губы дрогнули в улыбке. Это было только миг, но мне было достаточно, чтобы почувствовать тепло в груди.
Чертовы инстинкты. Ни волки, ни люди не любят, когда члены их семьи грустят. Я неловко взял её маленькую ладонь в свою лапищу.

— Вы ведь знаете, как это, да? Вероятность погибнуть высока, но отказать нельзя. Деньги или дружба — хороший стимул.

Мёрфи поняла, о чем я. Моя сестра не была глупой. Но тем не менее руку она не отдернула, а только прямо посмотрела в глаза.
— Я знаю. Я — не вы и не он. У меня нет клыков, когтей или стаи за спиной. У меня нет возможности сжечь всё вокруг благодаря одному лишь слову. Но я больше не собираюсь стыдиться этого. Я просто должна выполнять свою работу.

Я почувствовал, как она легко сжала мои пальцы. От Мёрфи больше не пахло горем, только острым сожалением и печалью. И ох, девочка, как ты не права. Теперь у тебя есть мои клыки, мои когти и моя стая за спиной.
Ради семьи на правила ведь можно наплевать.

Мёрфи продолжала смотреть на меня, прямо в глаза.
— Если бы ты была одним из моих щенков, я бы тебя отлупил, — проворчал я, не выдержав.

— У меня есть для вас предложение, — неожиданно сказала она. Я лишь приподнял брови.

— У нас на западном побережье тоже неспокойно. Несколько моих друзей пытаются исправить ситуацию, но им явно не хватает опытных рук. Я была бы рада отправить вашу стаю им в помощь, но, боюсь, платить по вашей ставке не смогу.

Я хмыкнул.
— А что надо делать?

— Там есть люди со слабыми способностями, которых достаточно, чтобы привлечь внимание разных тварей, но недостаточно для защиты. Мы... я бы хотела, чтобы вы защищали их, — она на миг отвела взгляд и недовольно продолжила. — Кроме того, вы — хороший вожак. Я хочу, чтобы вы учили их защите в меру их сил и способностей.

Я почувствовал, как помимо воли мои губы растягиваются в улыбке.
— Черт меня раздери, если это не лучший комплимент, который я слышал за последнюю пару сотен лет.

Я заметил, как Мёрфи слегка покраснела, и поспешил сменить тему.
— Но мы не любим сидеть на месте, и не только из-за Совета.

— Таких людей там много, — покачала головой она, — а местный Страж-надзиратель уже пообещал, что будет очень невнимателен к вам.
Я почесал подбородок, обдумывая предложение. Что-то похожее на стабильность, с постоянным перемещением? И шанс отомстить фоморам? Плюс меня просит об этом никто-то там, а сестра. Пожалуй, я могу с этим смириться.

— Ладно, мисс Мёрфи, я согласен, — я протянул руку. Она бесстрашно ответила на рукопожатие.

— Друзья зовут меня Кэррин, вы можете звать меня так же.

Я позволил себе снова усмехнуться.
— Если когда-нибудь задумаетесь о карьере наёмника, Кэррин, то я обижусь, если вы не придёте в мою стаю.

Накинуть пальто на плечи мешала раненая рука. Я замер перед дверью и бросил через плечо.
— Он был плохим вожаком, ты можешь стать лучше.

— Я буду считать это предложением о новом спарринге, — со смехом отозвалась Кэррин.
______________________

1. Нэдзуми — крыса-оборотень из японской мифологии. Считалось, что нэдзуми часто подрабатывают наёмными убийцами, часто использовали различные яды.
2. Фоморы — в мире "Досье Дрездена", водные фейри. Описаны как гуманоиды, высокие и похожие на земноводных, с большими глазами на выкате. Сверхъестественно сильные, выносливые и способны общаться с помощью эхолокации. Фоморов часто сопровождают прислужники — видоизмененные люди.
3. Балтангины — люди, способные превращаться в гиен, по поверьям некоторых племён Африки. "Балтангин" переводится как "превращаюсь в гиену".
4. Балам — ягуар-оборотень из мифологии индейцев Южной Америки.
5. Кумо — редкий паук-оборотень из японской мифологии. Обычно принимает облик женщины неопределенного возраста.

@темы: Dresden, werewolves party, Фанфики

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

I remember, when became mad

главная